Дежурный по Арктике: Константин Зайков — о десятом рейсе «Арктического плавучего университета»

Проректор по международному сотрудничеству Северного (Арктического) федерального университета, руководитель экспедиций «Арктического плавучего университета» Константин Зайков находясь на борту судна «Профессор Молчанов» рассказал, какие исследования проводятся в юбилейном рейсе и каково быть организатором арктической экспедиции.

 «Арктический плавучий университет» — это инновационный проект Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова и Северного управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. В экспедициях на судне «Профессор Молчанов» участвуют ведущие ученые, а студенты различных вузов проходят практику по специальностям, связанным с арктическим регионом. В этом году с 10 июля по 2 августа  проходит  уже десятый рейс проекта. Экспедиция получила название Terrae Novae.

— Константин Сергеевич, в чем особенность экспедиции этого года?

— В этом году экспедиция имеет четкий географический фокус. Она посвящена Новой Земле и называется TerraeNovae. На Новой Земле мы бывали неоднократно, может возникнуть вопрос: «А что там еще искать?». Но на самом деле изучить можно еще многое, тем более что в этом году мы работаем на восточном побережье, которое остается наименее изученным районом архипелага. Здесь можно сделать новые интересные находки и, возможно, серьезные открытия.

— Кто участвует в юбилейном «Арктическом плавучем университете»?

— В этом году в экспедиции 57 человек с четырех континентов, из девяти стран, включая Россию. В этом году есть участники из Китая: из Центра исследования России Харбинского инженерного университета. На борту консультант Центра Всемирного наследия ЮНЕСКО из Италии, граждане Нигерии, Сербии, Франции, Швейцарии, Германии и Канады.

— Какие исследования проводятся в рамках экспедиции?

— Программа довольно обширная. Например, Наталья Лукашева — эксперт из канадского Университета Северной Британской Колумбии — изучает правовые аспекты жизнедеятельности человека в Арктике.

САФУ в рамках проекта, получившего мегагрант Правительства РФ, продолжает изучение загрязняющих веществ передающихся по пищевой цепи от промысловых птиц и рыб к человеку. В экспедиции отбираются образцы птиц и рыб, крови местных жителей. Благодаря собранному материалу специалисты попытаются определить насколько сильно организм человека, живущего в отдаленном районе в высоких широтах, испытывает на себе влияние загрязнителей.

Кроме того, продолжаются гидрометеорологические работы: изучение трансформации атлантических водных масс в районе желоба Святой Анны. Здесь мы немного отдаляемся от плана прошлого года: тогда мы работали на западном побережье, а в этом году — на восточном, но так же пытаемся выяснить, меняются или нет гидрологические характеристики на границе Карского и Баренцева морей. Этот район очень интересен и в плане изучения и поиска отклонений, и в плане хозяйственного назначения — район перспективен для нефтегазовой отрасли, транспортной логистики, рыбной промышленности.

Также реализуется интересный проект по поиску экотоксикантов в воздухе. Он сфокусирован на изучении высоколетучих загрязнителей — сверхмалых частиц, которые наносят большой вред здоровью. Это исследование проводится Центром коллективного пользования САФУ «Арктика».

Ведутся работы по изучению загрязнения окружающей среды судами. Планируется, что результаты будут использованы для описания механизма образования сажистых частиц с целью разработки комплекса мероприятий по снижению выбросов от судов разного класса.

И, конечно, в экспедиции проводится целый комплекс биологических исследований — микрофауны, морских птиц, млекопитающих — совместно с национальным парком «Русская Арктика».

— Всего экспедиций «Арктического плавучего университета», считая текущую, десять. А для вас лично это какая по счету экспедиция проекта?

— Я был организатором восьми и руководителем и непосредственным участником семи экспедиций. Каждая из них —  всегда как в первый раз. Это почти всегда разный состав участников, а экспедиция — это в первую очередь отношения между людьми. Важно грамотно спланировать и выстроить связи между руководителями научных направлений, между студентами и преподавателями, между участниками и управленческим составом. А еще у нас есть экипаж судна, живущий своей отдельной жизнью. В коллективе складывается целый комплекс интересов и противоречий, которые нужно приводить к взаимному консенсусу и в конечном итоге получать результат.

 

— С какими еще сложностями сталкивается руководитель экспедиции?

— Это серьезная, местами нервная работа, которая, тем не менее, очень интересна. Сначала нужно утвердить и подписать множество различных документов и решить большое количество административных вопросов, получить разрешения, чтобы экспедиция в принципе состоялась. Это огромная работа, которую не видно со стороны, но она очень важна, потому что без нее просто ничего не будет.

Абсолютно все требует четкого планирования: от расселения и организации питания до коммуникации с людьми, образовательной программы и досуга. Есть очень много нюансов, которые при грамотной организации позволяют сформировать из участников экспедиции не просто группы по интересам, а единый живой организм.

Кроме того, не стоит забывать, что Арктика — район повышенных рисков. Это сложные гидрометеорологические и климатические условия, опасность встречи с белыми медведями или агрессивными морскими млекопитающими. Словом, много факторов и все они не позволяют расслабляться.

Все каждый раз происходит по-разному. Нельзя найти универсальный рецепт, который позволит сидеть на шезлонге, отдыхать, а все само будет вертеться и крутиться.

— Но, судя по всему, результат стоит того. Какие главные моменты проекта вы можете выделить лично для себя?

Когда видишь исследователя с горящими глазами, который годами изучал что-то только в теории и вот он наконец это нашел, и он уже предвкушает статьи, которые напишет, и открытие, которое он сделает, — это здорово. Или видишь горящие глаза ребят, которые когда-то могли только мечтать, что побывают в Арктике, и видели ее только на картинках. Был случай: я увидел, как девочка плачет и подумал, что ей плохо, а оказалось, она рыдала просто от того, что увидела пейзажи Земли Франца-Иосифа. То есть человек плакал от счастья, от красоты, от эстетики места.

Приятно знать, что проект, который начинался в Архангельске как региональная инициатива по возрождению идеи плавучих университетов, стал настоящим национальным движением. Уже есть Ассоциация плавучих университетов: их много от Черного моря до Дальнего Востока. Более этого, проект вышел на международный уровень. Сам факт того, что в этом году у нас 25 участников представляющих зарубежные образовательные и научные организации, много о чем говорит.

Но самое главное то, что мы действительно готовим ребят, которые остаются работать в Арктике: это и ученые, ведущие интересные прикладные и фундаментальные исследования, и практикующие специалисты, работающие в реальном секторе экономики.

 

Беседовала Юлиана Прус

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *